Создать личный кабинет
Зарегистрироваться
Заполните, пожалуйста, регистрационные данные

Защита от автоматической регистрации

Y

Согласен на обработку персональных данных.*
Пользовательское соглашение

Рекомендуем в пароле использовать хотя бы одну заглавную букву и цифру.
После создания аккаунта на указанный вами при регистрации адрес электронной почты придет письмо со ссылкой для подтверждения. Чтобы подтвердить свой адрес, откройте ссылку из письма.

04
Телефон
аварийных
служб

Билайн / МТС / Мегафон: 104
`
СМИ о нас
18 Сентября 2015 года
Владимир Романов: «Пересмотреть возможности завода заставила жизнь»

Нынешним летом на заправках «Сахатранснефтегаза» исчезли очереди. Производственное подразделение «Якутский газоперерабатывающий завод» добился революционных изменений, повысив в это время года выработку сжиженного газа, чего раньше никогда не удавалось.

Как это получилось,  есть ли у него  перспективы? Об этом и многом другом, имеющем политическую окраску, обозреватель газеты «Якутия»  беседует с директором завода,  кандидатом химических наук, заслуженным работником народного хозяйства РС(Я) Владимиром РОМАНОВЫМ.

Выход найден

-- Владимир Петрович,  начнем разговор с производственных новостей, которых давно ждали.

  -- В этом году производство и реализация продукции  утверждены на уровне 15,1 тысячи тонн,   из них 14100 тонн составляет пропан-бутановая  фракция и одна тысяча тонн бензина, получаемые при переработке природного газа. На сегодняшний день завод опережает  эти планы, что  объясняется  оптимальным режимом работы технологических установок, найденным в летнее время. Конечно, ничего сверхъестественного в нем нет, просто  заводу удалось систематизировать их работу.

 -- Но очередей не стало, хотя раньше владельцы  авто били во все колокола, простаивали в них часами.

--  Из-за  постоянных очередей на  заправке по  улице Можайского с «Сахатранснефтегазом» даже судились. В СМИ об этой проблеме не писали только ленивые. Сегодня ясно, что выработка продукции зависит от разницы  давления, с которым газ приходит   на завод и выход из него. Раньше на нее не обращали внимания, но жизнь заставила проанализировать   производство, чтобы  сделать ее как можно больше.  Центральное диспетчерское управление повысило давление при входе до максимума, а  Якутская электростанция, пойдя нам навстречу, его снизила, производство пропан-бутановой смеси увеличилось. Если раньше разница между входным и выходным составляла 13 кг, то  сейчас 16. Казалось бы, всего три кг. Но, что интересно, когда она составляла  чертову дюжину, установка работала неустойчиво.  Стоило поднять давление, и оборудование, выйдя  из неустойчивой зоны, стало вырабатывать  ежедневно больше продукции. Поэтому в июле, самый разгар лета, объемы  производства пропан-бутана повысились на 50%.

  Правда, в августе они поднялись только на 20%, что было связано с остановкой завода, которая потребовалась для врезки газопровода к  новой электростанции, находящейся рядом с ним.

 Ограничения сняты

--   Новая газозаправка  на Вилюйском тракте  разгрузила очереди на ГЗС по улице Можайского?

 -- Она  больше повлияла на финансовую  составляющую  предприятия. Что касается нагрузки, то она взяла на себя не более 10% от той, которая ложится на расположенную  по дороге в Марху и Жатай основную заправку.

 --  Вероятно, поэтому революционные изменения   на газоперерабатывающем заводе ваши коллеги связывают с наукой,  которой вы занимаетесь?

  -- Я не верю в чудеса, которые нельзя объяснить. Если говорить  о науке, то она требует  объяснения любого  явления. Как  технологу и электрохимику  мне как раз все понятно. Выход на новый режим работы  помог «Сахатранснефтегазу»  снять  существовавшие  всегда ограничения по реализации  сжиженного газа.  Пресса  постоянно поднимала  этот вопрос, и  специалистам приходилось объяснять, что они вводятся из-за низкого потребления  пропан бутана с июня по сентябрь. В это время года  завод  перерабатывает 1 млн 200 кубометров природного газа,  то  есть половину, или две трети зимнего объема, который  доходит до четырех  миллионов  кубометров.   Но при низкой  переработке  и выработка получается такая же. Для наращивания продукции был построен новый резервуарный парк,  куда она закачивается зимой, когда производительность у завода была высокая. Но, несмотря на это,  порядка 200 тысяч тонн для заправки автомобилей все равно не хватало, что приводило к  ограничениям и очередям, которых нынче не стало. Поэтому  у меня появилось удовлетворение от работы.

В союзе с наукой

-- Вы возглавили Якутский газоперерабатывающий завод, где работают более полутора сотни человек,  в  декабре прошлого  года. Долго  размышляли над предложением?

 --Нет. Я принял его сразу же, объясню почему. В моей работе существуют два периода: научный и производственный.  Я пришел  в «Якутгазпром» из Института мерзлотоведения в конце 1991 года, когда подписывался контракт на покупку  газоперерабатывающего завода в Канаде, которым  мне поручили заниматься. Оборудование пришло в Якутск  в 1993-м. Будучи руководителем отдела по переработке углеводородов, курировал  запуск завода. В 1999-м после сдачи  в эксплуатацию  перешел в ПТО, а в 2003-м  завод и «Якутгазпром» влились в «Сахатранснефтегаз».   Коллектив  и технологию производства   знал хорошо, поэтому сомнений принимать предложение или отказывать у меня не было.

--  Вы сказали о двух периодах деятельности, хочу спросить: союз науки с производством получился?

-- Думаю, да.  Газохимия -- моя лебединая песня. Работая в  «Якутгазпроме»,  я подготовил  пояснительную записку о целесообразности  производства из природного газа  бензина, дизельного топлива и строительства вблизи Якутска еще одного перерабатывающего завода.  Она попала к первому президенту республики  Михаилу Николаеву, который поручил Якутскому филиалу СО РАН  подготовить  технико-экономическую оценку. Привлекательность проекта производства синтетических моторных топлив (СМТ)  основывалась на сезонности завоза нефтепродуктов, добываемых  возможностях Средневилюйского гаконденсатного месторождения, пропускной способности газопроводов. На это указала и экспертная оценка ЯФ СО РАН. Высокую привлекательность проекта  отметила  позже известная английская компания Foster Wheeler, которая  выступала проводником одной из мировых технологий производства СМТ.

--  То есть лебединая песня  еще  не спетой?

-- С того времени произошло много событий: распался «Якутгазпром», со строительством «железки» отпала сезонная проблема завоза топлива в республику. Но для поиска альтернативных решений была создана Восточно-Сибирская газохимическая компания (ВСГХК), с которой я сотрудничал, и которая  просуществовала недолго из-за финансового коллапса.  Однако ее наработки не пропали даром, на их фоне появились дискуссионные предложения по производству метанола ОАО «ЯТЭК» и карбамида корпорации «Ростех».

Сегодня протестное движение вокруг них носит явно выраженную политическую окраску, преследуемую определенными лицами. Оппозиция строит свои доводы на эмоциях, преподнося  метанол и карбамид в СМИ, как исключительно вредные вещества для  здоровья людей. Мало кто знает, что по утвержденным гигиеническим нормативам  они относятся к химическим веществам третьего класса опасности.  С меньшей предельно допустимой концентрацией в  этот класс входят чай, табак, пищевая сода и все  моющие средства.

Перспективы и увлечения

-- Из-за  финансового кризиса проект реконструкции газоперерабатывающего  завода, о котором много говорили, отложен в сторону?

   -- Нет. Но до  него мы ориентировались на долларовую составляющую. После того, как она подскочила в два раза, соответственно во столько же выросла стоимость проекта, составляющая в рублевом эквиваленте до подорожания  1,7 млрд рублей. При таком росте цен окупить его сравнительно быстро не  удастся, поэтому целесообразность в нем отпала.  Но необходимость расширить вторую очередь завода, исходя из технологических  новшеств -- замены низкотемпературной сепарации  на   пропановый турбодетандерный цикл --  осталась. С Фондом развития Дальнего Востока такая возможность появилась. Накануне Восточного экономического форума, где  проект второй очереди Якутского газоперерабатывающего  завода  наши коллеги  презентовали, мы получили согласие на  его поддержку.

-- Кроме газохимии у вас есть увлечения?

 --  35 лет два раза в неделю  я пою в академическом народном хоре Института мерзлотоведения «Возрождение», который  в этом году отметил свое 40-летие. Пошел в него по принуждению, но когда оно переросло в потребность не только петь, но и встречаться с интересными, близкими до духу людьми, не заметил. И хотя я раньше никогда не пел, хочу сказать, что без песни мне становится скучно. В последние годы увлекся фотографией, возможности которой сегодня очень велики.

-- Семья разделяет   интересы, она у вас большая?

-- Конечно, супруга, двое взрослых детей, трое внуков относятся с пониманием к моему хобби. Они любят меня, я люблю их и горжусь внуками. Старшая Алина  -- отличница,  восьмилетняя Ульяна с волевым характером, а пятилетний Петр подает  такие надежды к изучению иностранных языков, что мы диву даемся. Без нашего участия выучил английские и итальянские алфавиты. Его феноменальной  памяти можно позавидовать. Такие вот растут внуки.

 Ирина ЧЛЕНОВА